Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Аналитика

После демонтажа в Твери польской мемориальной плиты общественность выступила с открытым письмом «В поддержку закона и правды»

После демонтажа в Твери польской мемориальной плиты общественность выступила с открытым письмом «В поддержку закона и правды»
Фото katyn.ru, sm.news
В открытом письме общественники напоминают о фальсификации истории и запредельно циничных «плясках на крови».

«В поддержку закона и правды». Открытое письмо.

7 мая 2020 года — накануне 75-летнего юбилея Победы в Великой Отечественной Войне — на основании постановления Прокуратуры Центрального района г. Твери со здания Тверского государственного медицинского университета демонтирована незаконно установленная в 1990-е годы мемориальная плита в память о якобы расстрелянных здесь (в здании до войны размещалось управление внутренних дел по Калининской области) военнопленных поляках из Осташковского лагеря.

Решение абсолютно законное, давно назревшее и справедливое, поскольку эту памятную табличку установили поляки без какого-либо официального разрешения российских властей в прямое нарушение существующих международных норм и правил и — что следует особо подчеркнуть — вопреки историческим фактам и исторической правде.

В представлении прокуратуры чётко сказано, что доказательств массового расстрела поляков здании Калининского УНКВД не найдено: «…Таким образом, отображённый на мемориальной доске текст «Памяти поляков из лагеря Осташков убитых НКВД в Калинине ради предостережения мира» не основан на документально подтверждённых фактах».

Последовавшая за снятием таблички предсказуемая бурная негативная реакция вечных апологетов «польско-гёббельсовской» версии о расстреле поляков в Твери и Катыни «преступным сталинским режимом» — версии, неоднократно опровергнутой и исторически, и юридически — вновь показала элементарную некомпетентность одних и сознательную последовательную антироссийскую и антигосударственную идеологию тех, кто всё прекрасно знает.

Этим людям и силам не нужна никакая историческая правда. Они откровенно игнорируют неоспоримые правовые факты и аргументы. Для них существует только одна «единственно правильная» политическая версия о «безусловной вине» в расстреле польских военнопленных «сталинского НКВД». Они претендуют на свою исключительность в обществе — значит, ставят себя выше остальных.
Примечательно, что все те, кто публично выступил против снятия таблички в память о «замученных» поляках, хранили молчание относительно ситуации в Польше, где последовательно сносят памятники советским солдатам. Молчали они также, когда сносили памятник маршалу Коневу в Праге.

К сожалению, многие российские общественные и политические деятели забывают, в какой стране родились, и идут на поводу у фальсификаторов истории, вопреки фактам.

Эти факты таковы. Табличка, посвящённая польским гражданам, установлена (на здании, являющимся архитектурным и историческим памятником) без каких-либо правовых оснований. Ежегодно к табличке приходили почтить память жертв репрессий польские и российские граждане, поверившие «признанию» президентом СССР Михаилом Сергеевичем Горбачёвым в апреле 1990 года советской вины за массовый расстрел поляков в 1940 году — в том числе в городе Калинине. При этом сначала М.С.Горбачёв назначил виновных, и лишь потом Главная военная прокуратура начала расследовать уголовное дело о судьбе поляков, попавших в советские лагеря в 1939 году.

Количество якобы расстрелянных польских граждан взято из «пересыльных списков» о направлении поляков из «Осташковского лагеря» (г. Осташков Тверской области) в Калинин для их последующего распределения по регионам страны. На этом основании делается ничем не подтверждённый вывод, что все они расстреляны.

Поэтому на изготовленном в Польше и установленном в Медном без официального разрешения российских властей польском мемориальном комплексе «Медное» установлено 6300 именных табличек — по числу содержавшихся в Осташковском лагере пленных.

Эта цифра встречается в партийных документах секретного «пакета №1». О нём стало известно в 1992 году по инициативе Б.Н.Ельцина. В заключении экспертно-криминалистической лаборатории одного из ведущих специалистов МВД РФ Э.Молокова, проводившего экспертизу записки Берии Сталину за №794/Б, говорится, что первые три страницы отпечатаны на машинке, чей шрифт больше нигде не встречается в документах НКВД того периода, а четвертая страница отпечатана на машинке, чей шрифт в документах встречается. По этой причине очевидно: документы из «пакета №1» скорее всего специально подделаны для использования в пропагандистских целях.

Это подтверждается заявлением покойного депутата Госдумы Виктора Илюхина. К нему обратился заявитель, рассказавший, что в начале 90-х годов лично участвовал в масштабной фальсификации исторических документов — в том числе «катынского» «пакета №1». Заявитель предъявил бланки, заготовки документов, поддельные печати и штампы госорганов СССР и детально описал процесс фальсификации, осуществлявшийся специально собранной группой экспертов. В открытом доступе имеется видео с выступлением Илюхина и демонстрацией указанных предметов для изготовления фальшивых документов.

Согласно «версии М.С.Горбачёва», подтверждённой документами из «пакета №1» общее число якобы расстрелянных в СССР в 1940 году поляков — 25700 (в т.ч. 6300 в Калинине). По утверждению же Лазаря Моисеевича Кагановича (в 1940 г. член Политбюро ЦК ВКП(б)) в 1940 году на основании судебных решенийв СССР расстреляно 3196 польских преступников, причастных к массовому уничтожению в 1920–21 гг. пленных советских красноармейцев.

В данный момент кроме «версии М.С.Горбачёва» существует официальная позиция Российской Федерации по этому вопросу. Она выражена в Меморандумах Минюста РФ для Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). В Меморандуме №3 и Приложении к нему содержится юридически значимая информация о польских заключённых из Осташковского лагеря и других «катынских» эпизодах.

Так, в параграфе 26 повторяется изложенная в Меморандуме №1 позиция Минюста о том, что «Катынские события не были признаны российским следствием военным преступлением» и что «факт гибели в результате расстрела доказан только в отношении 1803 польских военнопленных из числа которых опознаны (идентифицированы) 22 лица».

В Приложении №3.2 к нему содержится следующее принципиально важное уточнение: из указанных 1803 лиц «180 и 6 идентифицированных по жетонам Старобельцев» найдены в Харькове (Пятихатках); 243 и 16 идентифицированных «Осташковцев» — в Медном».

Речь, очевидно, идёт о польских гражданах, признанных совершившими преступление против СССР и его граждан и приговорённых судом к расстрелу. Оставшиеся «1380 не идентифицированных трупов обнаружены и эксгумированы в 1944 г. в Катынском лесу Комиссией Н.Бурденко». Таким образом в Медном официально обнаруженными признаны останки только 243 лиц, из которых идентифицированы лишь 16, — гласит официальный документ Министерства юстиции РФ.

Более того, обвинительное заключение Нюрнбергского трибунала над главными немецкими военными преступниками, составляющее неотъемлемую часть комплекса материалов Нюрнбергского процесса, прямо признаёт расстрел поляков в Катыни преступлением фашистской Германии. В Разделе III «Военные преступления» в подразделе «Убийства и жестокое обращение с военнопленными» наряду с другими примерами отдельно указано, что «В сентябре 1941 г. в Катынском лесу близ Смоленска были произведены гитлеровцами массовые убийства польских пленных офицеров». Данный вывод не был каким-то образом изменён или дезавуирован и в итоговом тексте Приговора суда. Там упомянуты лишь два из двух десятков указанных в обвинительном заключении случаев расстрела немцами пленных — те, что проведены по прямым приказаниям подсудимых высших руководителей Германии. Но все прочие случаи (как и всё обвинительное заключение) признаны доказанными ещё в процессе разработки устава самого трибунала.

Помимо этого, личные жетоны двух польских полицейских Юзефа Кулиговского, 1898 г. р. (владельца жетона №1441) и Людвика Маловейского (владельца жетона №1099), чьи имена выбиты на памятных табличках на мемориальном комплексе «Медное», найдены в захоронении, датированном 1941 годом, близ тюрьмы города Владимир-Волынский (Украина) среди жертв фашистов.

Факт массовой гибели поляков из осташковского лагеря от рук немецких оккупантов под Владимиром-Волынским установили польские археологи. У нас есть отчёт (на польском языке) руководителя раскопок Доминики Семинской. Имеются и другие жетоны польских полицейских, найденные под Владимиром-Волынским в местах расстрелов фашистами, чьи имена официальная Польша не оглашает.
Из этого и следует исходить. Всё остальное — фальсификация истории и запредельно циничные «пляски на крови» жертв самой бесчеловечной в истории человечества идеологии — фашизма…

Письмо подписали:

1. Бутузов Александр Анатольевич, председатель Общественной палаты Тверской области, г. Тверь;
2. Василик Владимир Владимирович, профессор СПБГУ, доктор исторических наук, Санкт-Петербург;
3. Вассерман Анатолий Александрович, публицист, Москва;
4. Зенин Александр Борисович, заместитель главного редактора информационного портала «Вся Тверь», г. Тверь;
5. Кеворкова Екатерина Анатольевна, Председатель коллегии адвокатов «Концепт», член Общественного совета Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка, муниципальный депутат района Ясенево;
6. Кириллов Валерий Яковлевич, член Союза писателей России, заслуженный работник культуры РФ, лауреат премии «Слово к народу», Тверская область;
7. Клейменов Илья Юрьевич, член Политбюро Центрального Комитета Политической партии КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ КОММУНИСТЫ РОССИИ, Секретарь по международным связям ЦК КПКР, Москва.
8. Комиссаров Александр Иванович, председатель Тверского регионального Союза ветеранов Военно-Морского флота, г. Тверь;
9. Кормушкин Максим Викторович, общественный деятель, издатель, г. Тверь;
10. Кузнецов Валерий Венедиктович, Заместитель Председателя Смоленской областной Думы, Руководитель фракции КПРФ, г. Смоленск;
11. Локтев Николай Федорович, главный редактор информационного портала «Вся Тверь», г. Тверь;
12. Матвейчев Олег Анатольевич, философ, политолог, профессор ВШЭ, Москва;
13. Назаров Олег Геннадьевич, доктор исторических наук, член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня», Москва;
14. Плотников Алексей Юрьевич, доктор исторических наук, профессор, член Ассоциации историков Второй мировой войны, Москва;
15. Рогозин Сергей Николаевич, председатель Правления Тверского областного отделения Международного общественного фонда «Российский фонд мира» г. Тверь;
16. Стариков Николай Викторович, писатель, общественный деятель, Санкт-Петербург;
17. Стацура Александр Сергеевич, директор СРОО «ТКС «ПРОСВЕЩЕНИЕ», г. Смоленск;
18. Степченков Александр Петрович, Заместитель руководителя фракции КПРФ в Смоленской областной Думе, г. Смоленск;
19. Терлецкий Алексей Алексеевич, председатель Смоленской областной организации Общероссийской общественной организации, Российский Союз ветеранов Афганистана, г. Смоленск;
20. Федоров Евгений Алексеевич, депутат Госдумы ФС РФ, Москва;
21. Харченко Александр Антонович, полный кавалер медалей «Ордена за заслуги перед Отечеством», член Союза журналистов и Союза писателей России, г. Тверь;
22. Шапошников Андрей Борисович, Заместитель руководителя фракции КПРФ в Смоленской областной Думе, г. Смоленск;
23. Шаргаев Владимир Алексеевич, координатор попечительского совета фонда «Примирение», г. Смоленск;
24. Швед Владислав Николаевич, действительный государственный советник 3 класса РФ, член Союза журналистов и Союза писателей России, Москва.
25. Юровский Сергей Алексеевич, депутат Тверской городской Думы, г. Тверь;
26. Ясинский Игорь Константинович, президент Фонда «Примирение», г. Смоленск;
27. Прудникова Елена Анатольевна, писатель, публицист, г. Санкт-Петербург.

Яндекс.Метрика